«В юности я много читал русских авторов и сам стал немного русским»

Вызов состоял в том, чтобы впервые показать на экране как бы реального Пиноккио, передать атмосферу того времени, когда жил Коллоди. Чтобы в фильме была и нищета, и волшебство, и поэзия, и невероятная, поражающая воображение красота итальянских пейзажей.